katia-larinaУ неё лучистые глаза и улыбчивое лицо, модная стрижка и ухоженные руки. Молодая горожанка, каких в Орле тысячи, но вы не увидите её ни в общественном транспорте, ни в магазине, ни на модной выставке, ни в театре. Екатерине Лариной, девушке с царским именем и литературной фамилией, всё это недоступно. Она – инвалид первой группы, и её родной город только там «свой», где может без барьеров передвигаться её коляска. Таких мест в Орле пока немного…

Отказаться от малышки советовали уже в роддоме, потом не раз этим предложением искушала и участковый педиатр. Нет, двигал медиками не цинизм: умудрённые жизнью и профессиональным опытом, они понимали, как нелегко будет семье, где растёт «особый» ребёнок. Но Ларины и в мыслях не допускали возможности отказа от дочери.

Катя – второй ребёнок Виктора Ивановича и Валентины Петровны. Первенец, абсолютно здоровый мальчик, был одним из лучших спортсменов школы № 37. Супруги, люди без вредных привычек, из хороших, крепких семей, ждали такую же здоровую дочь…

В детстве и отрочестве Катя была не только «особой» девочкой, она была «хрустальной». Редкое заболевание костей стало причиной более 50 переломов и вывихов, которые всё же не помешали целеустремлённому ребёнку не отстать в интеллектуальном развитии от здоровых сверстников, успевать по всем предметам общеобразовательной школы. Все 11 лет обучение было домашним, учителя нередко ставили Катю в пример другим, а у одноклас сников она была любимицей. В гостеприимной семье Лариных с чаем и разными вкусностями, испечёнными Валентиной Петровной, весёлыми историями старшего брата, любили бывать все, особенно девочки. Ещё бы: всякий раз Катя удивляла новыми поделками, которые в свободное от занятий время мастерила, освоив в разное время техники вязания крючком, бисероплетения, изготовления мягкой игрушки, плетения иглой… Поход в гости к Кате был своего рода поощрением: кто получал «двойку», к Лариным не допускался до исправления отметки – так решили одноклассники.

– Со многими поддерживаю связь до сих пор, поздравляю со свадьбами, рождением детей, – рассказывает Катя. – А творческие увлечения помогают мне готовить своим подругам оригинальные подарки и приносят награды на городских выставках декоративно-прикладного творчества. Получаю заказы на изготовление украшений из бисера…

Катя признаётся, что мечтает проехаться по всем отделам какого-нибудь супермаркета, праздником для себя считает возможность посетить книжный или магазин с товарами для рукоделия. Но чаще всего она довольствуется разглядыванием витрин.

Как-то погожим днём настроилась посетить хо тя бы один из бутиков, расположенных вдоль улицы Московской от завода «Текмаш» до универмага, насчитала около 50 магазинов с обеих сторон, но отец не припарковал свою старенькую «Оку» ни к одному из них – нигде не было пандуса. Впрочем, и от универмага до автовокзала (а вдоль Комсомольской на этом отрезке не менее полусотни магазинов) предприятия торговли на инвалидов-колясочников не рассчитаны. Словом, шопинг – такое доступное её здоровым сверстницам развлечение – Катя позволяет себе крайне редко, когда сопровождать её имеют возможность и мама, и папа: в большинстве орловских магазинов нет пандусов или широких лифтов, а по крутым лестницам мама не в силах поднять её коляску.

Валентина Петровна, как все матери инвалидов, за годы ухода за дочерью стала опытным волонтёром с самыми широкими полномочиями. В этом году Катя заочно окончила ОГУ, получив диплом специалиста по социальной работе. В активистах общества инвалидов Северного района девушка не первый год, трижды ездила на обучающие форумы молодых лидеров, которые по линии ВОИ проводили коллеги из Воронежа, Владимира и Москвы, а недавно её избрали заместителем председателя, и мама добровольно взяла на себя и часть её обязанностей, которые нужно выполнять за пределами квартиры или рабочего кабинета. Да и как не помочь, если два года назад общественную организацию возглавила Раиса Чижикова – известный и уважаемый человек, первая учительница Кати, которая так много делает для того, чтобы хоть немного облегчить жизнь инвалидов Северного района. Их более 500 человек, каждый десятый – колясочник или лежачий, нуждающийся в адресной помощи. Пока Катя обзванивает людей, Ларина-старшая вместе с Раисой Степановной ходит по инстанциям, общается со спонсорами, навещает престарелых членов общества, готовит экспонаты для выставок, помогает своей команде на выездных мероприятиях. И, разумеется, всюду сопровождает Катю – на культурные и спортивные мероприятия, на фестивали и конкурсы. С горечью рассказывает, как много людей-инвалидов стали пленниками верхних этажей орловских домов и годами не могут выйти из своих квартир: у одних нет лифта, у других он узкий, третьи не могут получить разрешение соседей на устройство пандуса, четвёртые годами ждут выделения денег на пару швеллеров и метровый поручень…

Сами Ларины, пожертвовав вместительной кладовкой, оборудовали её под персональную душевую кабину, которой Катя пользуется без посторонней помощи. Повезло и с соседями, которые не возражали, чтобы для Кати был сооружён откидной пандус на ступеньках подъезда.

– Если бы здоровые люди знали, как воодушевило инвалидов постановление правительства о выделении средств на программу «Доступная среда», – говорит Раиса Чижикова. – В областном центре уже немало сделано, нас познакомили и с планами на ближайшие годы, но важен и человеческий фактор, который деньгами не измеряется. В Орле, городе десяти вузов, добровольцы в основном помогают в детских аудиториях, а инвалиды за пределами их квартир системной помощи не знают.

Ангелом-хранителем называют инвалиды Северного района Таисию Зубкову. У неё небольшое торговое предприятие, но эта неравнодушная женщина вот уже несколько лет подряд дважды в год предлагает районному обществу по полсотни продуктовых наборов, считая эту «десятину» своим нравственным долгом. «Пока будет, чем делиться, эти люди могут на меня рассчитывать», – заверяет Таисия Петровна.
Орловская городская газета