grinn222Почему курский бизнесмен Николай Грешилов больше не хочет быть промышленником.

- В одном из интервью вы сказали, что, возможно, переедете в Орел, в частности, купите здесь жилье? Изменились ли ваши планы?

- Вы знаете, что на мое решение повлияли форс-мажорные обстоятельства. И я бы не хотел об этом сейчас говорить. Но я уверен, что в ближайшее время все разрешится в справедливом направлении.

В новом комплексе в Орле были отведены площади под «резервный» офис. Там у меня есть рабочий кабинет, создана вся инфраструктура. Можно переезжать хоть сейчас. Но мы понимаем, что чудес не бывает. Ведь вопрос не только в том, чтобы переехать мне лично. Я люблю и ценю каждого работника. У меня сложилась отличная команда управленцев, которая формировалась годами, и процесс этот был непростой. Это, по сути, многолетняя селекционная работа. Понятно, что просто так подняться и уехать — это нереально и неправильно. Можно только навредить. Я думаю, жизнь покажет, как действовать дальше. Но зарегистрированы мы в Орле, и налоги платим по месту регистрации.

Справка

Как сообщает «Коммерсант», конфликт между Николаем Грешиловым и курскими властями обострился минувшим летом. Областное УВД возбудило против «ГРИННа» уголовное дело по факту уклонения от уплаты налогов в размере 3,5 млн рублей. В ответ корпорация на несколько дней приостановила работу всех подразделений в Курской области.

Как сообщил «ПР» Николай Грешилов, тогда арбитражный суд признал решение налоговых органов незаконным. Есть решение Верховного суда, который отменил решения нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение.

Сегодня корпорации предъявлены новые налоговые претензии. Конфликт продолжается.

- У вас очень масштабный и разноплановый бизнес. При этом вы — единственный владелец и сами управляете своими активами. До каких пределов может расти корпорация, чтобы не потерять управляемости?

- Нам мой взгляд, вопрос достаточно дилетантский. Моей корпорации в этом году будет 16 лет. Когда я начинал строить свой бизнес, я часто выезжал за границу, знакомился с партнерами. И почти всегда мои партнеры задавали мне точно такой же вопрос. Кстати, и сейчас многие об этом спрашивают. Я считаю, что бизнес — это такое дело, для развития которого пределов нет. Когда я организовывал свой бизнес, передо мной стояла одна четкая задача: сделать самую лучшую снабженческую базу. Никто тогда не думал ни о «Линиях», ни о заводе «ГРИНН Пластик». Но потом, шаг за шагом, появлялись новое понимание, новые перспективы и новые возможности. Так что это процесс бесконечный. Во-первых, это интересно, а во вторых — есть такое жесткое понятие, как конкуренция, и если я не буду серьезно и постоянно развивать свой бизнес, то все потеряю. Появятся другие.

- Кроме текущего проекта (орловский торгово-развлекательный комплекс «МегаГРИНН») у вас нет идей реализовать в Орле какие-то еще проекты? Например, в промышленности или заняться жилищным строительством?

- Было время, когда я строил жилье. Сейчас мы этим не занимаемся. Что касается производства, то на сегодняшний момент это очень серьезное и проблемное направление. У меня четкая стратегия развития бизнеса. Можно сказать, что я достиг этого эмпирическим путем (методом проб и ошибок). Это сеть гипермаркетов «Линия», которую мы развиваем. Это продажа и обслуживание автотехники и спецтехники. Это торгово-развлекательные комплексы. Зачем мне отвлекаться на что-то другое? Судите сами. У нас все отлажено: среднее время возведения любого объекта — семь-восемь месяцев. Это касается и гипермаркета, и навороченного автотехцентра. Гипермаркет окупается за три года. По нашим расчетам, ТРЦ будет окупаться в течение пяти лет. Это очень эффективный бизнес.

И еще. На данный момент я уже могу себе позволить заниматься вот такими большими, и, если хотите, амбициозными проектами. Это не гордыня. Ведь такие проекты, как «МегаГРИНН» в Орле, несмотря на расчеты, это все равно определенный риск. Масштабы моего бизнеса позволяют мне строить для души, строить те объекты, которые интересны. И рисковать…

- С 1992 года прошло много времени и всяких событий: и в политике, и в экономике. Когда, на ваш взгляд, было сложнее всего заниматься бизнесом?

- Ответить на этот вопрос однозначно нельзя. Создавать бизнес всегда тяжело. Удваивать свой бизнес каждый год — непросто. Когда я начинал, были одни проблемы. Сейчас — другие. Тогда бизнесу мешали главным образом бандитские проявления. Сегодня — другие трудности. И все о них знают. В частности, многие сегодня говорят о рейдерстве, о попытке нового передела собственности, причем часто — формально, под личиной наведения порядка и законности. Так что покой нам только снится.

- Сегодня среди молодых предпринимателей распространено мнение о том, что все лучшие «места под солнцем» были распределены в 90-х годах. И реализовать новые бизнес-проекты сегодня очень трудно. Вы с этим согласны?

- Да, согласен. Если бы мне сейчас, в это время, пришлось начинать дело с нуля, то даже с моей настойчивостью, со знанием ситуации и конъюнктуры рынка достичь тех результатов, которые у меня сегодня есть, было бы практически нереально. Возможно, еще можно построить успешный, масштабный бизнес в сфере IT-технологий, в каких-то сферах, связанных с компьютерами, с принципиально новыми технологиями. В традиционных же сферах бизнеса уже сложилась жесткая конкуренция, и все основные игроки «выстроились».

Для выращивания нового бизнеса нужны условия. Вот возьмем Китай. В Китае начинающему бизнесмену дают деньги под идею, под какой-то конкретный проект. При этом никаких залогов на получение финансовых средств не требуется. Есть грамотная, просчитанная идея — деньги банк даст. А у нас нужны залоги. А какой залог может быть у начинающего предпринимателя? Да, китайские банки рискуют. Они знают, что как минимум 20% кредитов не возвратятся. Но оставшиеся 80% двигают экономику, и причем очень быстро. В результате в целом государство выигрывает.

Вот вы спрашивали про производство. В Китае, пока не погасишь кредит, есть серьезные налоговые льготы. Так сказать, дается фора на развитие новых производств. Потому там этот сектор и бурно развивается. У нас же открыть новое производство крайне сложно. И никаких льгот нет. А ведь именно первый год — самый тяжелый. Я создавал новое высокотехнологичное предприятие, что называется с нуля. Я знаю, что это такое. Персонал еще не обучен, оборудование, импортное и сложнейшее, надо отлаживать и запускать, система управления не сложилась. Честно признаться, это очень сложная работа. Еще ничего не построил, еще производство не запущено, а уже нужно проценты, причем немалые, платить. И налоги в полном объеме. В итоге мы имеем то, что имеем.

Вот недавно в газете «Экономика и жизнь» была проанализирована инвестиционная политика шести регионов Центральной России. Речь шла о том, сколько с начала реформ в этих регионах было создано новых производств. Не модернизировано, а именно построено с «нуля». Так вот в Курской области было создано одно — завод, который построила корпорация «ГРИНН» — «ГРИНН Пластик». И в итоге мы были вынуждены его продать. Всего же по шести областям ЦФО новых производств создано ничтожно мало. Если бы столько появилось в каждом районе одного региона, вот тогда это было бы нормально. Вот вам и ответ на ваш вопрос.

Справка

Завод «ГРИНН Пластик» — самый крупный в России завод по производству биаксиально ориентированной полипропиленовой пленки (БОПП). В строительство завода «ГРИНН» инвестировал 55 млн евро. В начале этого года «ГРИНН» продал завод. В корпорации говорят, что это была вынужденная мера: продажа этого актива состоялась из-за конфликта владельца корпорации «ГРИНН» Николая Грешилова с курскими властями и правоохранительными органами.